?

Log in

No account? Create an account
 
 
02 January 2011 @ 12:24 pm
ПАНКИ: ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ by Андрей Горохов ч. 2  
Андрей Горохов
ПАНКИ: ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

(опубликовано в журнале "Детектив и политика", 1990, выпуск 5)

Музыкальный стандарт панк-рока

В панк-роке музыка не имеет большого значения, целиком подчиняясь тексту. Основная масса панковых рок-групп в качестве музыкального фона использует набор общеупотребимых, общеизвестных и общедоступных штампов.

Мелодии нет, она заменена интонацией, особой манерой произносить слова. Как правило, вокалисты гласных не тянут, интервалов между словами и фразами не оставляют, отчего их партия превращается в скороговорку с повизгиванием под плотный и резкий ритм. Панк-рок - это быстрое, невыразительно, лишённое драматизма, проговаривание панк-стихов под однообразно-рваное чавканье гитары и резкий без вариаций и орнамента стук ударных. Энергичное лязганье и скрежет - результат воспроизведения одного и того же изолированного звукового элемента, чаще всего комбинации одного-двух аккордов, точно попадающих в ритм ударных. Всё вместе создаёт фактуру, неизменную, тоскливую и тупую, как рисунок обоев, как кладка грязной кирпичной стены или как стук в неисправном двигателе внутреннего сгорания.

Практически все панк-группы играют в этом монотонно-жёстком, но всё-таки "камерном" (по сравнению с космическими хеви-металл и электро-поп) стиле панк-стандарта. Это "Автоматический удовлетворитель", "Алиса", "Объект насмешек" из Ленинграда, "НИИ косметики" и "Тупые" из Москвы, "Бомж" из Новосибирска и многие другие.

Отсутствие внутренней музыкальной и ритмической структуры в панк-роке приводит к тому, что разные композиции отличаются только темпом: очень быстро, оживлённо или полутрупно. В последнем случае характер музыки становится рыхлым, заторможенным, каким-то расслабленным и сонным. Чтобы преодолеть эту вялость, музыкантам, которые не могут обогатить звучание, дабы не выйти из стиля, приходится растягивать свои "баллады", доводя публику дод исступления медленным высасыванием из неё энергии и воли к жизни.

Пренебрежение музыкальными формами приводит к крайней неразвитости и однообразию панк-музыки, лишает музыкантов творческого роста. Они замирают на том уровне, на котором начали свою работу в панк-группе. Это одна из причин появления множества безобразных в музыкальном отношении групп. Но если музыканты желают играть богатую и сочную музыку, они прорывают границу жёсткого стиля грубой и суровой молотилки.

Покидая андеграунд и приобретая "хороший вкус", панк-рок попадает либо в рок-стандарт ("Ва-банкъ", "Зоопарк", "Центр"), либо в "новую волну" ("Кино", "Аукцион", "Це мент". "Удафф", "Телевизор"). В таких случаях речь идёт уже не о радикальном выражении ненависти и боли, а об "интересе к социальным проблемам", как пишет комсомольская пресса, отпуская комплименты безобдному "колбасному" року.

Сдвиг в "новую волну" генетически должен приводить к интеллектуальной концепции музыки и текста, на что бывшие панки оказываются неспособны. Группы становятся скучными жертвами конформизма, который выхолащивает их тексты, и уже мало чем отличаются от западных и советских образов массовой культуры.


Стандарт панк-шоу

Панк, как антисоциальное и антикультурное явление, не способен законченно, ясно и убедительно выразить своё видение мира. Поэтому на вооружении у панков набор стандартных средств и приёмов, которые помогают ему проявлять публично свою сущность, радуя своих и пугая чужих.

Чтобы музыканты могли считать себя панк-группой, им необходимо особ причесаться, всё время щериться, словно от яркого света, часто открывать рот, выворачивая губы наружу и высовывая язык как можно дальше. Вокалист должен плеваться, делать резкие жесты руками (лучше непристойные), изредка судорожно дёргаться. Осклабившись и прищурясь, изображать из себя подонка, дебила и циника со слюнявым ртом. Демонстрировать свою голую задницу не обязательно, но можно. В текстах перес необходимы заявления о том, что "всё - дерьмо" и "все - гады", а также пожелания быстрого и насильственного исчезновения всего наличного бытия.

Константин Кинчев, лидер ленинградской "Алисы" - мастер делать омерзительную рожу в полном соответствии с панк-стандартом. На этом основании он считает свою лирическую и сентиментальную продукцию панк-роком, и пытается усилить неприглядное впечателние жёстким и монотонным музыкальным сопровождением.

Возникла парадоксальная ситуация - стремясь освободиться от искуственности лживого мира, современный панк прибегает к искусственным приёмам и штампам и прекращает быть панком, по крайней мере в старом смысле слова. Отчасти это объясняется деятельностью неофитов, которые участвуют в ритуале, потерявшем концептуальную ясность и служащем для утилизации эмоциональных отходов, отчасти - положением панк-музыкантов, вынужденных добиваться сочувствия и поддержки у публики, а не искать самореализации путём борьбы со всем внешним.

Чистый и дилетантский стандарт панк-шоу публику уже не возбуждает, на панк-концерты ходят только те, кто не попал на что-то более рпестижное. Панк-рок превратился в самодеятельную поп-культуру с весьма ограниченным кругом приверженцев.


Конец бессловесности

Для советского человека рок - это, прежде всего, англоязычный рок. Поклонник рок-музыки, не зная языка, не понимают, о чём поют их кумиры, если не считать наивно-битловского "зэ скай из блю, ай лав ю". Советские знатоки и ценители рока 60-70-х воспитаны на бессловесном роке, лишённом смысла и содержания. Другого рока просто не было. Поэтому с появлением отечественной рок-музыки, у публики и у исполнителей не возникло потребности в активном тексте. Поэтому практически у всех ранних советских рок-групп слова - лишь партия для вокалиста.

Панк-рок дал первый пример творческой деятельности в рамках строго фиксированной эстетической системы. Эта тенденция получила своё дальнейшее развитие в творчестве лучших представителей советсткой "новой волны".

Альтернативный рок группы "ДК" стал революцией текста, энергичного образа и парадоксальной мысли против вялого, ватного и бессмысленного в общем массе советского рока до 80-х. Текст в панк-роке уже не нуждается в собственной осмысленности, служа лишь выражением осмысленной позициию Текст антилиричен и античувствен, он не продукт ассоциативного драйва и потока сознания. Он - продукт худождественного конструирования, ибо создаётся с учётом заранее выдвинутых идеологических требований.

Время бессознательного "текста вообще" кончилось с приходом панк-рока.


"ДК" - парадигма советского панка

Творцом тотально полистилистического рока следует признать группу "ДК", созданную в начале 80-х Сергеем Жариковым. Он и сейчас её руководитель, идеолог, автор текстов, композитор и аранжировщик, играющий на ударных. В группе выступали первоклассные музыканты - Яншин (гитара) и Летов (духовые). Существование группы погружено в глубокий туман, она практически не давала публичных концертов, оставаясь в подполье и неизвестности для широкой аудитории. В нечеловеческих условиях существования, когда даже упоминание её названия считалось криминалом, группа записала 30 альбомов по 45 минут каждый! Качество записей отвратительное, слова часто едва различимы, звук "плывёт", но это не мешает оценить радикально новаторский и в то же время традиционный до реакциооности подход "ДК" к своей музыкальной продукции.

"ДК" играла во всех известных рок и поп-стилях: от олкабилли, рок-н-ролла и блюза до джаз-рока, хард-рока и регги, от колыбельной и блатной песни, от народной частушки до ресторанного мелодраматического шансона, от менуэта и полечки до танго, вальса и марша. Очень часто "ДК" брала "чужие" темы, мотивыв, отдельные инструментальные партии, или целиком вся музыка аранжировалась на два-три инструмента и ударные, после чего под это подкладывался оригинальный текст.
Такое творческое заимствование опревдано моментальным опознанием выбранного стиля, который позволяет без хлопот и с ясностью канона сочинить, сыграть и воспринять обесцененную и ничего не значащую музыку. Стилистическая всеядность помогает року дискредитировать и разрушать все "окружающие" стили. Она же способствует растворению самого рока в "общеччеловеческом" и "общезначимом" китче.

Деятельность "ДК" вполне можно назвать антикультурной и антимузыкальной. Ведь она погружает любую музыкальную форму в состояние холодного и пластмассового китча и отрицает её самостоятельное существование. Таким образом, "ДК" ясно показала, что рок, начатый Элвисом Пресли и "Битлз", выродился и умер, оставив после себя гниющий труп, последовательно и с энтузиазмом вскрытый и разъятый группой Жарикова.

После "ДК" искренний и наивный рк-н-ролл, любые его производные, по крайней мере, на советской почве неизбежно свидетельстуют о недоразвитости или реакционности. Жариков утверждал, что "советский рок должен выйти из подворотни". И советский рок не только вышел, но и затащил в подворотню всё, что нашёл вне её, всему дав цену и всё поставив на место.
То, что панк пытается совершить в сфере социально-психологической, "ДК" совершила в сфере музыкальной. Панк-рок, как музыкальный стиль, есть капитуляция перед засасывающей помойкой, обнаруженной "ДК" на месте биг-бита.


Панк и индивидуализм

Панк-идеология реально противостоит идеологии сентиментального индивидуализма, который пропагандируюют любимцы молодёжи - ленинградские группы "Кино" и "Аквариум". Не отстаёт от них и "Алиса", по недоразумению считающая себя панк-группой:

Я не хочу пожара, но огонь уже зажжён.
Если ты веришь мне, - ты пойдёшь со мнойю
("Алиса")


Это рок подозревает в человеке уникальную личность, большие тайны и глубины души, скрытые от поверхностных наблюдателей, но открытые для тех, кто хочет понять. Индивидуалист только и мечтает, чтобы его кто-нибудь понял, в этом для него - высший кайф:

Мне не нужна, поверьте, вся эта возня
Лишь было б десять человек, что поняли меня
("Проходной двор")


Этим покровам тайны, окружающим секретный заговор индивидуалистического или "эскапистского рока", противостоит полная ясность внутренней жизни героя альтернативного панк-рока:

Я - огрызок, царь среди помойки,
Кем-то я украдкою разжёван.
Потому я очень ижзнестойкий,
Потому спокоен и доволен.
Я ты ушла, шала-ла-ла-ла,
А ты ушла, шала-ла-ла-ла...
("ДК")


Тема собственного пути, своего видения, своего мнения занимает важнейшее место в пропаганде достоинств индивидуалиста:

Я пою для тех, кто идёт своим путём,
Я рад, если кто-то понял меня.
("Алиса")


Индивидуалист пытается быть серьёзным и даже трагичным, он погружает реальность в тайну, мучает зрителя загадкой:

Тёмно-красный мой цвет,
Но он выбран, увы, не мной.
Кто-то, очень похожий на стены,
Давит меня собой.
("Алиса")


Панку тоже не сладко, однаок, он выражается проще, его ситуация яснее, и позитив, если он есть., будет гордо выпячен вперёд:

Я самый плохой,
Я хуже тебя,
Я самый ненужный,
Я дрянь.
ЗАТО Я УМЕЮ ЛЕТАТЬ!
Я - серый голубь.
("Звуки Му")


Если в панк-роке и есть что-то от индивидуализма, то настолько очевидно и без претензий, насколько мелко, что нет слов, способных назвать это состояние. А зачем? Панк - весь на поверхности.


Хулиган или панк?

С точки зрения официального мнения, любое неуправляемое и нерегламентированное действие, нарушающее общественный порядок, есть хулиганство. Поскольку в действиях панка нет утилитарной цели и стремления к её достижению, постольку для общества панк есть хулиган, то есть злостный нарушительно общественного порядка.
Панк может петь о хулиганах, может сам вевсти себя как хулиган, но хулиганом он никак не является.

Меня зовут шпана, Эспозито Фил.
Я никогда не скулил, всю жизнь не скулил.
Я из колонии раньше срока пришёл,
И мне теперь хорошо, я теперь большой.
("ДК")


Хулиган энергично действует от избытка своей физичесокй силы, желания прямой и тупой агрессиию Хулиган самодоволен, его вполне устраивает и радует тот мир, в котороом он живёт. Правда, этот мир немного жесток, но хулиган способен за себя постоять, и тогда равновесие личности и общества восстанавливается. Хулиган - романтик, он склонен поэтизировать свою грубую силу. Хулиган не развит, он туп и ограничен. Ему не больно.

Панк - пассивен и депрессивен, на открытую демонстрацию своей антиобщественной сущности решается крайне редко и не интересуется достигнутым результатом. Панк слаб.

О, Вы амбал, Эспозито Фил,
А у меня нет сил, совсем нет сил.
Меня железно преследует страх,
А Вы в штанах, Вы всю жизнь в штанах.
("ДК")


Панк не агрессивен, правота его позиции ему настолько очевидна, что он не хочет её кому-то доказывать, а тем более кого-то бить. Зачем что-то ломать, когда и так всё разрушено. Панк обуреваем комплексом неполноценности, он неустроен в жизни и испытывает жестокий дискомфорт. Равновесие между личностью и миром недостижимо, ибо у панка нет личности, а мир - грязная помойка. Вместо равновесия возможно лишь слияние двух куч мусора (человека и мира) в единую свалку, что панк и старается осуществить в меру своих слабых ил. Никакой романтики здесь нет. Позиция панка - интеллектуальна, концептуальна и не утилитарна. Панку в самом деле больно.

Хулиган серьёзен, он верит в свой путь, чем сильно похож на сентиментального индивидуалиста. Панк - ироничен, он со всем соглашается, он всё знает и видит, всё понимает, но ни во что не верит.

Я простой советский хулиган,
У меня есть ножик и наган.
Я как баба нежная хитра,
Я пыряю прямо до нутра!
хор: Пыряй, пыряй, а нам совсем не страшно,
А мы купим "мерседес"
И уедем с бабой в лес.
("ДК")


Панк-рок это не хулиганские песни. Это попытка художественного выражения панко-сознания и панк-прозрения в сущности мира. Панк-рок всегда ироничен, в нём много пародии и провокации, в нём нет размягчённой искренности и нежности. Большинство песен "ДК" или "Звуков Му" производят на слушателей кошмарное впечателние своей кажущейся распущенностью, грубостью и дурным вкусом. Мы испытываем шок, узнав самих себя. Значит, музыканты достигли своей цели, и обзывать их хулиганами за то, что они показали нам нас же, - несправдливо.

Если волк - санитар леса, то хулиган - санитар социума. Панк никого не лечит, он открывает глаза. Панк - больная совесть современного общества.

Можно ли считать панка врагом режима? Вряд ли. Для панка советская власть, как нечто цельное, не существует. Каждый милиционер в первую очередь - сам за себя. Издеваясь над советской песней, советской символикой, советскими пропагандистскими штампами и государственными деятелями, панк не видит в них никакой внутренней связи, взаимообусловленности и сомневается в их прочности и устойчивости. Они для него - набор разрозненных и непонятных феноменов. Издевательство над Брежневым не воспринимается панком как выражение или отвержение какой-то позиции. Для панка Брежнев, как и любй советский человек, - такй же персонаж террористической атмосферы, как и Волк из мультфильма "Ну, погоди!" или продавщица из винного магазина.


Пётр Мамонов

Петру Мамонову уже за 30. Он обладает необычной пластикой тела и лица при совершенно неподвижных, тупых и невыразительных глазах, полных пустоты и дикости. Его манера движения похожа на резкие и неуклюжие судороги паралитика, человека-автомата. Его руки и ноги вращаются, как на шарнирах, выкручиваются в самых немыслимых положениях, дёргаются и вибрируют со стробоскопической быстротой. Мамонов постоянно бодает воздух, поводит плечами, скашивает рот в гримасе отвращения, лижет и заглатывает микрофон. Всё это он проделывает совершенно серьёзно, спокойно и естественно, производя устрашающее впечатление. Мамонов своим танцем вводит публику в гипнотический транс, как факир, завораживающий кобру. Его движения и жесты, взятые взаймы из бездонного арсенала повадок советских аклоголиков, непросыхающих пролетариев, психов и невротиков, легко узнаваемы и любимы молодёжной аудиторией.

Мамонов - лидер группы "Звуки Му", автоор всех её композиций. Его персональное шоу сопровождается квакаюей и булькающей музыкой. Тексты Мамонова - абсурдные описания ужасных алкогольных сцен, диких отношений между персонажами, которые не столько образны или символичны, сколь жутки, депрессивны, и являются единственно существующей реальностью ночного кошмара, бреда и пьяного угара.

Как только завижу осанку твою,
Я понимаю, как тебя люблю.
Как только завижу крутые бока,
Знаю и вижу - ты будешь моя!
Бутылка водки!
("Звуки Му")



Коля рок-н-ролл

Звезда, идеолог и Папа панк-движения в СССР, поэт и музыкант, неформальный общественный деятель и шоу-мен. Коля высок, у него вытянутое лицо с большим носом, выпученными глазами и выбитыми передними зубами. Коля не молод, ему за 30. Одевается в стиле ретро, ярко, манерно. и не без вкуса (естественно, панк-вкуса). Он очень вежливый, скромный и тихий человек. Друг всех несчастных и покинутых. Гуманист и просветитель.

Коля создал теорию панк-двивжения, которая объясняет сугубо гуманный характер и стремление выпятить свою смешную и незавидную участь, сущность и внешность и утвердить самоуничижением своё автономное и законное бытие перед лицом социально защищённых, словно устроившихся и конформистски настроенных сверстников.

Коля Рок-н-ролл известен своими длиннющими абсурдистскими стихами, которые он иногда исполняет под чьё-угодно сопровождение на домашних концертах. На публике Коля старается вести себя так, чтобы всем было странно и противно. Однако его действия часто оставляют впечатление наигрыша и позы. Коля - энтузиаст, и всегда готов устраивать невинно-провокационные шоу. На концерте "Звуков Му" Коля демонстрировал, как можно использовать рублёвую купюре вместо туалетной бумаги, а затем сжигал её. После чего Колю носили перед сценой на руках, а он изображал околевшего покойника. Пототм Коля Рок-н-ролл куда-то исчез на несколько лет, что неудивительно. Ведь он нигде не работает и нигде не живёт, за что сильно нелюбим милицией.


Гор

Гор - виднейший деятель московского андеграунда. У него крупная фигура, резкие и правильные черты лица. Он отличается от Пети мамонова и Коли Рок-н-ролла тем, что не корчит из себя дебила и выродка. Гор - интеллектуал, по образованию - физик. Когда он, торжественно заикаясь и запинаясь, читает свои стихи, то публика трепещет от ужаса и страха.

Выступая в качестве ведущего шоу-меня с группами "Вежилвый отказ" и "Метро", с театром моды "Пост", Гор устраивает зрелище потрясающей силы, превращая музыку в звуковой бульон для своих пластических опытов.. Стоя на одной ноге, облачённый в галифе и китель, Гор медленно натирается мелом, превращаясь в статую. Или играет на скрипке куском дефицитной говядины. Или выкатывает на сцену, завёрнутый в рулон жёлтой бумаги, из котороого вырывается, резкими движениями разрывая бумагу на части. Или ходит по сцене в одежде, скроенной из карт СССР.

Образ Гора - безумный сталинист, сторонник жёсткости и порядка, дошедший до абсурда и психического разложения. Абсурдизм Гора тоталитарен и антигуманен, он карает умилённый пост-брежневизм "перестройки". Гор не столько панк, сколько аванградист и концептуалист, мастерски использующий панк-стиль. Панки любят Гора за зрелищность, но не понимают и не ценят его злобных, ироничных, отстранённых стихов. Гор - интеллектуальная оппозиция ещё живущему сталинизму, если такой, конечно, существует.


Куда девался панк?

Позиция панка - позиция социальной незащищённости, позиция заведомого и окончательного поражения, позиция открытого признания своей ущербности и неправоты. Это слишком удобная мишень для агрессии со стороны общества.

Панка, который стремился быть самим собой, изображая мерзкий персонаж, окружающие сочли за такового и соответствующе к нему отнеслись. Панки были раздавлены. Все они не раз побывали в отделениях милиции и дурдомах, чему способствовали их экзистенциальные опыты, а также безбрежный алкоголизм и токсикомания. Панки надеялись с их помощью стать официально признанными шизофрениками и избежать армии, но стали неформальными психами и невротиками, жертвами психбольниц и камер предварительного заключения.

Панки играли свою роль до конца и никак не соглашались, что они такие же как все.
Но панк-идея не пропала даром. Следующие поколения, нуждаясь в более совершенной защите от агрессии помойки, обнаруженной панками, использовали тот же способ маскарада и провокации. Только они выдавали себя уже не за первооткрывателей помойки, а за самых обывателей, совбуржуа и мещан, первейших врагов всякой дряни и гнили.
Так родился "нью-уэйв". По-русски - "новая волна"!